Клуб «Будущих Миллионеров»  
Путь к миллиону Советники Форум Полезные книги Контакты
ГлавнаяПуть к миллионуОткуда берутся интересные бизнес идеи, и как они воплощаются.

Откуда берутся интересные бизнес идеи, и как они воплощаются.

Как сделать деньги на уникальном продукте

Владимир Спиваковский рассказывает об опыте издания оригинального журнала.

 

Класс есть, а журнала для него нет


  В Украине существует огромное количество массовых изданий для простых людей – газеты, журналы. Не обделен печатной продукцией и средний класс – например, глянцевые издания. Но у нас в помине нет изданий, предназначенных для богатых людей, для привилегированного класса. Класс, понимаете, есть, а органа печати у него нет. Вот где интрига, вот в чём парадокс! Так что имея достаточный опыт в издания книг и журналов, я решил создать новый журнал. Естественно, не простой, а соответствующий олигаршьей крутизне. Для этого была разработана совершенно уникальная концепция и попутно зарегистрировано 14 ноу-хау.
 Так как олигархи ничего не читают, программы телевидения не смотрят и у них иной стиль жизни, мне нужно было придумать какую-нибудь хитрость, чтобы каждый олигарх захотел хотя бы полистать этот журнал.

Нарушайте стереотипы!


  По ходу пришлось нарушать кучу стереотипов. Я предполагал, что первые залпы завистливых критиков будут оглушительными и безжалостными. Затем все подумают: а почему бы и нет, ведь олигархи тоже люди? А через пару лет скажут: конечно, так и надо было делать, как же без них! Все так и вышло.
 На что я покусился «противу правил»? Во-первых, на «священную корову» - коммерциализировал печатную продукцию. Ведь людей, обклеивавших стены обоями с рисунками, будто это книжные полки, обзывали неграмотными идиотами. Но если олигарх выписывал журнал «Олигарх» и потом его не читал, я решил не быть к нему в претензии. Пусть обладает, не всё же сразу… Второе. Я хорошо помнил, что толстые журналы моей юности «Новый мир», «Нева», «Октябрь» были популярны тем, что в них было что почитать. Так сказать, одновекторные. Глянцевые журналы стали отличаться тем, что в них можно было не только почитать, но и на кое-что посмотреть. Так появился второй вектор. Двухвекторных журналов расплодилось уйма, и на них перестали обращать внимание. Тиражи стали падать, рекламодатели «воротили носом». Глядя на журнальные киоски во всем  мире, где я путешествовал, на тысячи и тысячи нераспроданных журналов, мне стало ясно, что в мировом журнальном бизнесе наступил тупик.


Я стал размышлять – какие могут быть выходы из этого тупика? Следовало придать журнальной продукции какой-то новый импульс, придумать третий вектор.
И решение пришло –  престиж! Вот чего ещё не было, и ни у кого рука не поднималась объявить журнал престижным товаром. А я рассуждал так: ведь часы «Ролекс» не только показывают время (один вектор) и радуют красотой глаз (второй вектор). Они престижны. Автомобиль «Мерседес-600» не только возит пассажира из дома на работу (первый вектор) и красиво выглядит (второй вектор)! Он престижен. Так что объединяют все три вектора сразу: польза, красота и престиж. Эту же формулу я отважился применить и к журналу. За что тут же чуть не был предан анафеме.

Средство НЕмассовой информации. Ажиотаж


 Но к этому времени меня захлестнул азарт. Быстро была придумана и воплощена схема «раскрутки» журнала, адекватная его внешнему виду. Мы пошли наперекор всему. Все журналы, например, это средства массовой информации. А «Олигарх» мы позиционировали как средство немассовой информации (только «для своих»). Все журналы стремятся к увеличению тиражей – от этого зависит их успех. Мы же, наоборот, решили ограничить тираж –  будет только одна тысяча экземпляров. И если появится 1001-й подписчик (журнал распространяется только по подписке), то ему придется ждать, пока не освободится место, пока кто-то из подписчиков не умрет. Пусть будет ограничение, решили мы, способствующее росту ажиотажа. 


 Несмотря на фантастическую дороговизну этого проекта, пришлось ещё более утяжелить гирю затрат дополнительными прибамбасами. Например, заключить договор на доставку журнала вневедомственной охраной вооруженными курьерами. В броневиках, которые перевозят деньги и золото. Представляете: подъезжает к фешенебельному офису бронемашина, из нее выходят два автоматчика и несут журнал в приемную директора! Вот это и есть его имидж! Ну, и наш, конечно. Ажиотаж рос быстро. Цепная реакция слухов, резонансного внимания и очереди подписчиков была обеспечена. И третий вектор «Олигарха» сработал. 


 Первый номер журнала должен был выйти 1 декабря 2001 года, а первый мэсседьж о журнале, да еще и устрашающую рекламу на целую цветную полосу крупноформатной газеты «2000» мы послали в конце августа. Воображение потенциальных подписчиков нешуточно разыгралось. Как же! 1000 экземпляров и ни одним больше; только для богатых; вызывающее название «Олигарх»; стоимость 50 долларов за экземпляр; только по годовой подписке, а значит – 600 долларов по предоплате. Как результат, к 1 октября у нас было 240 годовых подписчиков. Итого 144 000 долларов еще задолго до выпуска первого номера упало на счет.  


 Но есть ещё скептики, которые, как попугаи, твердят, что без начального капитала ничего нельзя сделать. Как видим, можно. Просто мы действовали по формуле «ум заменяет деньги». Впоследствии это помогло мне разработать технологию малозатратной раскрутки брендов. А журнал оказался не только рентабельным и увлекательным, но и знаковым явлением в обществе.
 Знаете, кто были подписчиками журнала? Ведь сами олигархи обычно не стремятся выказывать свой интерес. Поэтому подписчиками журнала стали… их заместители, помощники, жены, дети, любовницы, водители, охранники, то есть ближайший круг. Поскольку журнал был крепко и красиво упакован, никакой водитель открыть его не решался. Это могли себе позволить только жены или любовницы. Мне рассказывали в связи с этим такую историю. Уже поздно, ночь, олигарха ждет любовница, листая журнал. Приезжает олигарх, а она к нему с просьбой: «Купи мне вот этот вертолет» – «Ну ладно, куплю». Напрямую к олигархам добраться практически было невозможно, поэтому реклама работала через ближний круг и таки «цепляла» их внимание.


Один знакомый бизнесмен пересказал мне диалог, происшедший между ним и олигархом, хозяином престижного офиса. У олигарха на письменном столе лежит журнал «Олигарх». Бизнесмен спрашивает: «Читал?» «Зачем читать, – отвечает тот –  пусть лежит на краю стола, пусть все видят!» Для меня услышать такое было счастьем! Действительно, пусть лежит, пусть все видят – это на уровне часов «Ролекс» и автомобиля «Мерседес». Стало понятно, что с маркетингом я угадал, попал в самый мейнстрим.

Хитрости – большие и малые.


 Обычно журнал состоит из стандартных рубрик: бизнес, политика, экономика, культура, спорт, анекдоты… Мне нужно было сломать этот устоявшийся стереотип. Поэтому было придумано шесть оргинальных рубрик из совершенно иной философии: рассвет, утро, день, сумерки, вечер и ночь. Так же, как выстраивается сама жизнь. «С утра» могла появиться такая статья: «С утра развелся – весь день свободен». К обеду – огромный эксклюзивный материал про олигарха Симоненко, лидера компартии. Журнал «Олигарх» был изначально выстроен как абсолютно позитивный, поэтому никто не обижался на предложение в нем публиковаться. Даже наоборот – это было престижно и считалось предметом гордости. Никакой чернухи, никакого компромата. А вот в рубрике «Сумерки» могли появиться тексты о всяких «черных» и теневых бизнес-делах. «Вечер» – это для роскошных впечатлений от иллюстраций, но, естественно, без порнухи и скабрезностей.


Нигде в мире я не встречал более классного издания. Он оказался образцовым с точки зрения и увлекательности текстов, и шока от изобразительного ряда, и магии престижности обладания, и даже качества бумаги. Ее нам специально привозили из Южной Африки. На то время это был крайне редкий сорт бумаги.


 Читателю пришлись по душе эти наши  «изыски». Например, нами был придуман проект «Подробности тела». В человеке ведь много деталек. Ушки, глазки, коленки, пальчики, спинки, носики, язычки … всего такого набирается на добрую сотню номеров. Получая очередной номер, подписчики до того им дорожили, что не давали читать его даже друзьям, опасаясь, что его попросту «заныкают». Некоторые даже готовились передать комплекты по наследству, как посуду «Цептер», как драгоценность, в виде своего членства в клубе олигархов.


 Вот еще одна хитрость. Каждый подписчик в «Олигархе» получал свою собственную индивидуальную страницу. Как это? А так. На этой странице по его желанию мы печатали его фото, фото жены, собачки, лошадки или логотип его фирмы. В моем личном экземпляре – я лежу на травке в Стокгольме.  Среди подписчиков было около ста секретарш. Звонит одна из них и говорит: «Мы вам выслали фото шефа, это для него секрет, мы готовим ему сюрприз. Доставьте журнал в день его рождения, пусть почувствует себя олигархом!» Ради таких вещей стоит жить! Никто не догадался в массовом журнале делать личные страницы. Они безумно дорого стоили при изготовлении, но как они впечатляли!
 Иллюстрации для этого проекта мы покупали в Америке, не поленившись заключить договор с издательством «Лос-Анжелес Таймс», а также заказывали художникам. Выписывали 150 западных журналов, искали иллюстрации в альбомах, покупали права на их публикацию.
 За два года журнал приобрел неслыханную популярность и триллеровый имидж. Никто из подписчиков не выбросил ни одного номера.


До сих пор сокрушаются, куда этот мистический журнал – медиа-бастер подевался?
 К их огорчению, могу ответить: на самом пике своего благоденствия журнал был продан. К тому времени у меня появилось ощущение несправедливости. Я был на творческом подъеме, ажиотаж вокруг медиа-бастера неуклонно возрастал, на его страницах почитали за честь появляться самые-самые VIP-особы. Журнал был у всех на устах. Однако к концу второго года его издания я вдруг понял, что статьи и иллюстрации, на которые я трачу столько энергии, увы, скоропортящиеся. Это одноразовая продукция, как борщ у шеф-повара: он сварил – клиенты съели, он опять сварил – снова съели. Впрочем, повару еще везет. Он варит один и тот же борщ по одному и тому же рецепту. А мне «выпало несчастье» придумывать и варить каждый раз новейшее блюдо для одних и тех же читателей. И ежемесячно их заново удивлять, давая супер пищу их мозгу и сердцу. Мне стало обидно – придумывать эпохальные вещи на один раз.


С точки зрения элитного бизнеса, тираж 1000 экземпляров был маркетингово правильный. Но для  собственной самореализации я себя этим очень сильно ограничивал. Я испытывал дискомфорт оттого, что у этого продукта такой малый срок жизни. Ищешь уникальные материалы, а срок их жизни – месяц. А тут ещё на глаза попало изречение одного умника, поцарапавшее мою душу: «Если хочешь удивить читателя на один день, издавай газету, если хочешь овладеть им на неделю, издавай журнал, если хочешь остаться в его памяти на всю жизнь, пиши книгу». 


По времени всё это совпало: и желание перейти от малой формы к крупной, причем, художественной, и предложение одного западного издательства купить журнал. Я почувствовал облегчение, принял предложение, и сейчас журнал издается в Сингапуре для яхт – и гольф-клубов. А в институте журналистики «Олигарх» изучается как образец журнального продукта нового тысячелетия.



Как создавался «Бренд года».

От Владимира Спиваковского.

 

Одним из самых сильных впечатлений от моего первого пребывания в Америке стал журнал «Good Housekeeping», издающийся почти 100 лет. У этого журнала удивительная история. В нём долгое время печатались бытовые советы домохозяйкам. Однако информация была сухой и читателей не интриговала. Тиражи падали и к 1922 году его дела стали совсем плохи. А тут еще некстати появилось убийственное письмо от одной разгневанной читательницы, которая по рецепту журнала испекла кекс и чуть им не отравилась. В конце письма она сообщала, что подает на издателей в суд.


Загнанные в угол и отчаявшиеся издатели, видимо, с перепугу, догадались этот минус обратить в плюс. И решили: чтобы обезопасить себя от таких писем, взять на себя проверку всего того, что журнал советуют своим читателям (какими порошками стирать белье, по каким рецептам выпекать кексы, откуда брать и как выращивать рассаду, какими утюгами гладить рубашки, и т.д.). И уже в следующем номере на обложке крупным шрифтом было напечатано: «Все рецепты и советы проверены редакцией лично».
В течение нескольких месяцев редакция получила тысячи откликов благодарных читателей, а издатели поняли: они набрели на настоящую «золотую жилу», и могут взять на себя несвойственную им функцию экспертизы всех тех товаров и продуктов, которые появляются на страницах журнала. То есть 2 в 1.


Жила жилой, однако как проверить качество автомобиля, телефонного аппарата, мебели, ткани, стирального порошка? Ну, что ж, золотая жила требует повышенного внимания и системного мышления. Редакции пришлось за пять лет создать 26 лабораторий по тестированию различной продукции. В результате произошло невероятное: журнал стал главным экспертом по быту и неоценимым советчиком домохозяек. На его страницы попадала информация только о той продукции, которая прошла собственную экспертизу и получила положительную оценку.
Этим они не ограничились. Прошло некоторое время, и в журнале на изображение проверенного экспертизой товара стали ставить овальную печать «Good Housekeeping». А в Советском Союзе в то время аналогичную функцию выполнял «Знак качества». В результате журнал обрел миллионы новых читателей, число которых перевалило за 26 миллионов, выведя его на первое место в мире.


Эта печать сильно запала мне в душу! А может и в нашем журнале «Гранд» ставить свое собственное клеймо на достойные товары? И сразу в воображении появилась идея изготовить самую большую в мире действующую печать, чтобы все о ней знали. Может даже через книгу рекордов Гиннесса.
 Эта история имела продолжение. В августе 1998 года я снова побывал в США, где жил в семье моего друга Джона. В ответ на мои рассуждения о том, как надо делать бизнес в Украине, он сказал: «Что с вас взять, с украинцев, у вас даже брендов нет!» Это было сказано так душевно, так пафосно и так… унизительно. Но возразить было нечего. И про себя я подумал: «Жалко, конечно, что у нас нет брендов». Вот возьмешь в руки любую американскую газету – она переполнена брендами. Так и пишут – бренд «Coca-Сola», а не фирма «Coca-Сola», да ещё и ценой этого бренда, самого дорогого в мире, дразнят: 70 миллиардов долларов. «Да, цена вопроса того стоит, - подумал я тогда».


В моей голове две эти идеи – журнала (эксперта брендов) и самоценности брендов – объединились. Воплотить же эту объединенную новую идею в Украине было уже делом техники. Название бизнеса пришло тут же – «Бренд года Украины».
В то время я в рекламе считал себя человеком несведущим и думал, что мне одному организовать на всю страну конкурс «Бренд года» будет не под силу. Наверняка, считал я, потребуются консультации ведущих рекламных агентств, профессионалов. Я выписал из справочника «Желтые страницы» адреса 30 крупнейших рекламных агентств и попросил секретаря организовать встречи с их руководителями. Это было в 20 числах октября 1998 года. Я заготовил красивое письмо-буклет, в котором описал конкурс, и предлагал участие в нем клиентам этих рекламных агентств. Целый месяц я ездил на встречи и беседовал.
Все беседы были похожи как близнецы: «Вы что, совсем сбрендили? – говорили мне. Что за «бредни»?! Что такое бренд?!» Или: «Да… без бренди с вашим брендом не разобраться». Затем лбы руководителей покрывались испариной и морщинами, что, очевидно, должно было свидетельствовать о запредельно-непосильной работе мозга. Наконец, после паузы мне выносили вердикт: «Оставьте вашу информацию. Мы отправим ее в центральный офис, нас проинструктируют, и мы вам дадим ответ». Так я и не нашел ни одного человека, который был бы «в теме». А ведь казалось, что в этих сетевых рекламных агентствах работали настоящие профи. Но на деле многие короли рекламы оказались голыми. Потребовался месяц, чтобы эту горькую правду осознать. И обрадоваться, что у нас брендов нет, профессионалов в этой области нет и… путь свободен, ниша открыта, бери, и владей!
 Кто не верит, пусть возьмет газеты или журналы, которые выходили в Украине до октября 1998 года, и попробует найти в них слово «бренд». Не отыщет! Первое упоминание слова «бренд» и последовавшая масштабная его раскрутка в прессе были сделаны мной.


После глобального отказа всех рекламных агентств,  не давших ни одного положительного отклика на участие в конкурсе «Бренд года», я понял, что обречен этим проектом заниматься сам. Клиентов не было, конкурс организовать сложно, начального стартового капитала тоже не было.
Дух захватывало от бездны нового бизнеса. Быстро была создана рабочая группа, внедрившая передовой и научно правильный подход к маркетингу именно в данном бизнесе – сплошное анкетирование.
 Реальная картина мнений людей может существовать только в случае сплошного анкетирования. Это требует огромной работы, но мы на нее решились. Помогло знание фундаментальных академических основ экономики, которые я поднакопил за свою жизнь.
Мы разработали оригинальный сценарий конкурса «Бренд года», придумали различные PR и BTL акции, которые позволили бы фирмам укреплять свой имидж и превращаться в настоящие бренды.
Каждый месяц мы распространяли сто тысяч  анкет: по почте, в массовых бесплатных газетах, в сети Интернет. Оставалось лишь провести статистическую обработку полученной или, вернее, возвращенной респондентами информации – и можно было публиковать рейтинг брендов. Фактически мы начали проводить всенародный референдум, только не политический, а товарный.
Главное достоинство конкурса «Бренд года» заключается в том, что в нем нет жюри, а значит, исключена коррупция и подтасовка. Мы выстроили систему, при которой роль жюри выполняет сам народ. Это дало возможность получать объективную картину, что признается всеми участниками конкурса.


Конкурс должен был решить одновременно три задачи: быть полезным для предпринимателей страны, для населения и для нашей компании. Оказалось, что предпринимателям нужен не только приз в качестве индикатора победы. Большинство предпринимателей интересовал, прежде всего, развитие своего бизнеса. Им нужен был не приз,, вернее не только приз, а технология помощи в расширении потенциала их бизнеса. Ведь у всех предпринимателей (я и сам такой) есть три главные проблемы: увеличение объема продаж продукции, оттеснение конкурентов и повышение стоимости своих акций.


Например, в категории «Пиво» народ выбрал «Оболонь». Приходим в компанию и сообщаем о результатах исследования. Я говорю руководителю: «У вас есть два способа реагирования на эту ситуацию. Первый – вам это, возможно, не интересно. Тогда ваши потенциальные покупатели, а также приверженцы, так и не узнают об этом вашем всенародном достижении. Второй – вы можете воспользоваться этой информацией и сделать ее достоянием народа».


Таким образом, «Бренд года» – это продажа не самого приза, а  уникальной и полезной информации. Не все еще, конечно, привыкли к тому, что товар – это не только то, что можно пощупать. У нас мало кто знает, что существуют, так называемые, «нематериальные активы». Это не «воздух». Это польза. Более того, ведь мы первоначально инвестировали собственные деньги в широкомасштабные исследования рынка, и его результаты – это наш товар, наша интеллектуальная продукция.
В чем глубинный смысл и прелесть такого подхода? В чем причины рентабельности этого вида деятельности? В том, что мы проводим исследование оптом, а продаем его в розницу. Это дает огромную экономию! Тот, кто обычно проводит разовое исследование, делает его для одной компании. Естественно, это дорого. А мы оказываем услугу 600 компаниям сразу! Вот в чем суть малозатратной технологии. В первый год пакет наших маркетинговых услуг стоил $5000 – 14 000 в год. Вряд ли это можно отнести к разряду заоблачных цен.


 По итогам конкурса-рейтинга «Бренд года» фактически создана высшая лига украинского бизнеса. Ежегодное награждение победителей проходит в креативной обстановке. Кстати, знаете, как определить, удалась церемония награждения или нет? Индикатор таков: с обычной церемонии награждения в первый час уходит 50% гостей, во второй час – еще 50% от тех, кто остается, и в третий час – еще 50% от оставшихся зрителей и участников. А вот награждение победителей конкурса «Бренда года» длится обычно около четырех часов, и к концу четвертого часа остается около 90% гостей.



Жилет.

От Михаила Воронина.

 

Прочел я однажды, что по мизинцу в принципе можно воссоздать фигуру человека. Задумался и пришел к выводу, что таким «мизинцем» в портняжеском деле являются, скорее всего,  индивидуальные отклонения каждого человека от стандартной фигуры. Своеобразные анатомические модули. И если их сразу определить и каким-то образом зафиксировать, тогда можно смоделировать всю фигуру, скажем, клиента, и, пользуясь этой моделью, сшить ему костюм без примерок, ведь у меня имеется точная копия его фигуры, со всеми возможными индивидуальными отклонениями – сутулостью, плоскогрудостью, кособокостью…


Сталь я эти модули искать, буквально нащупывать. И, конечно же, прежде всего, на собственной жене. До сих пор с улыбкой вспоминаем, как это было в первый раз. Жена, было, романтично решила, что это я её ласкаю. А оказалась «грубая проза», -  всего-навсего рационализатор портняжных дел М.Воронин пытается определить разницу между модулями мужской и женской фигур…
Так я создал специальный жилет – измерительное устройство, которое было расчленено в определенных модульных местах. С его помощью я и начал фиксировать все анатомические особенности моих клиентов.


Таким образом, я стал автором беспримерочного метода, который произвел, в общем, революцию во всем модельном мире. Это объективная констатация. Как и то, что новшество это принципиально и резко повысило качество производства и сократило время.

Ну, тут и началось – одна за другой открываются школы по обучению беспримерочного метода, иностранцы уже к нам едут учиться. Первая заработанная валюта у нас появилась. А наплыв людей все растет. Шьются у нас известные люди, шьются артисты. Правительство шьется. Меня в Кремль приглашают.


Помню, Министр культуры Фурцева все не верила, что можно так – снять в Москве мерки, сообщить их по телефону в Киев и через дня два получить готовый костюм. Поспорили, что таким образом я «сошью» костюм её мужу. Через два дня, разумеется, я выиграл, а она все успокоиться не могла. «Ну как это можно, - костюм по телефону?...».

Благодаря этому методу, кстати, я познакомился в свое время с Михаилом Горбачевым. Я проводил семинар в Ставропольском крае, и мне предложили снять мерку и сделать костюм первому секретарю крайкома. Вот так потихоньку и начали завязываться знакомства с людьми разных уровней.
Впоследствии, я  защитил кандидатскую и докторскую диссертации по темам: “Особенности строения фигуры человека” и “Фигура человека в движении”. Это легло в основу всех моих дальнейших авторских разработок.


10 лет успеха.

Кто бы мог подумать, что невероятный на первый взгляд проект, родившийся в провинции, станет одним из самых ярких общенациональных брендов. Мало того – продержится более десятилетия на гребне успеха!

 

Верить в успех и искать правильных партнеров

 

Это сейчас организатор программы «Человек года» Аркадий Райцин выходит на сверкающую сцену и награждает известнейших людей Украины. А поначалу чаще всего и друзья, и почти все, к кому он приходил с партнерскими предложениями, в лучшем случае удивлялись, а в основном попросту вертели пальцем у виска: «Ты что, старик, посмотри, что в стране творится, инфляция, кризисы, а тебе конкурс «Человек года»! Безумие!». Это был 1993-й год, упрямому Райцину в Днепродзержинске не давали покоя лавры Оскара, Греми или хотя бы московской Ники:
– Я гуманитарий по структуре, хотя имею два технических образования. И каждый раз, когда шла информация об очередной церемонии, я думал: черт возьми, у нас самостоятельное государство, и у нас много талантов! Нужно и в Украине сделать премию, которая бы отмечала профессиональные высшие достижения.


Но вот как это сделать?


Да, был опыт девяти лет журналистики – репортажей с известными людьми. Плюс к базе  диалогов со звездами добавилось понимание того, что ты хочешь делать. Пришла также уверенность, что ты сможешь быть со звездами на равных, у тебя не будет провинциального комплекса, –  вот та основа, которая произнесла внутреннее ДА! Можно впрягаться и смело идти на баррикады. С уверенностью в своих силах  я вышел в мир. Так начинала составляться формула успеха.


Дальше начиналась реальная работа – рассказывать об идее нужным людям, показывать, предлагать, считать смету, думать о расходах. Убеждать удавалось не сразу. Но если я вижу цель, которую я знаю, как достичь, у меня появляется чувство куража. Я тогда летаю над барьерами и преградами.


В 1996 году на церемонию в Днепродзержинск приезжал Юрий Рыбчинский. Человек очень известный и авторитетный, он сразу понял, что программу нужно переводить в национальный масштаб и не затягивать с этим.  Возникла мысль, теперь уже все знают, совершенно правильная,  создать Совет попечителей – Высший академический совет – высшее жюри. Это было наитие. Меня спрашивают, как я подбирал блестящих людей, на основе чего? Как выбрал Гетьмана, Терехина и Рябченко, Семиноженко и Ланового? Отвечаю: внутреннее чувство мне подсказывало – это люди современные! Они опережают время. Я на них смотрел со стороны и видел людей европейского толка. Например, такой солидный, седовласый, всегда занятый Вадим Гетьман буквально с пол-оборота  в проект поверил, вник в него и в течение десятиминутного диалога принял решение: « Эта идея мне нравится. Я буду принимать в ней участие». Никогда не забуду свое чувство в этот момент. Когда апробация Гетьмана прошла, то следующие контакты брались с весельем и отвагой. К концу 1996 г. был сформирован первый состав совета, куда входили 25-30 суперзвезд украинской действительности. Все это методом – встретился, убедил, получил согласие, подключил. Нашлись контакты с пресс-службой Президента, пришла поддержка редакторов крупных газет.


Это была идеологическая сторона, но к ней нужно было добавить еще и финансовую. Ведь организовать общенациональный масштаб гораздо дороже, чем в Днепродзержинске, а ведь и там было тяжело. Многие воспринимали проект как кота в мешке. Да, интересно, но давайте мы посмотрим, что из этого получится, а потом уже примем решение. К счастью, удалось убедить чрезвычайно авторитетную компанию, и первые три года это был генеральный партнер программы – «Филипп Морис Украина». Руководителю компании Наталье Григоровой эта идея сразу пришлась по душе. И она не стала исповедовать принцип – давайте мы посмотрим, что получится, а потом…
Она рискнула. И рискнула очень удачно. Связали имена самых известных людей и не менее известную в мире компанию – получился хороший симбиоз. В «Филипп Морис» рассуждали так: «В первую очередь нас интересуют известные люди. Они синоним успеха и мы синоним успеха. Мы хотим быть вместе».
А на следующий год к нам присоединился не менее известный бренд – Хенесси и Мартини. Это уже репутация стала работать на нас. 


 Ощущение успеха пришло через 10 минут после последнего аккорда Первой национальной церемонии. Оно было просто пьянящее. Ощущение высшего кайфа!
Но радость победы сопряжена с тяжестью финала. Ты как стайер бросаешься на ленточку, но проходит два дня, и возникает ощущение страшной опустошенности. Интенсивность контактов резко падает. Хотя понимаю, что пройдет неделя-другая, и я начну новую подготовку. Без этого уже жить невозможно.

Известные люди становятся знаковыми

 

Меня часто спрашивают: чем ваши лауреаты отличаются от других знаменитых людей, чем они успешнее других?
Долго мы думали над этой формулой. И я считаю – это знаковые люди. Не просто успешные, а публично успешные. Это уверенно успешные в себе, разносторонние люди. Они проявляют свой талант в различных сферах. Когда в первые годы проведения церемонии победителями были Сергей Бубка, Лилия Подкопаева, Вадим Писарев, Руслана, они говорили, что лауреатство «Человека года»– это первая награда в нашем государстве. Программа восполнила пробел в государственных наградах. Но у нас было общественно массовое признание! В трехтысячной аудитории зрителей Дворца «Украина», на глазах миллионов телезрителей, при том PR, который делается до церемонии и после церемонии – это уже нечто другое. Это ощущение, что ты признан обществом, страной.
Стал ли сам я известным человеком? Думаю, что стал. Скорее публичным человеком.


Публичность дается не просто и не легко. Я уверенно держал себя на пресс-конференциях. Сказался опыт журналистской работы и знание темы. А вот после первых телеинтервью я вставал с мокрой спиной. Понимание ответственности, что ты в телеэфире давало новые эмоциональные ощущения. Потом все становится проще. Четыре года назад я подавил в себе еще один барьер и перешел на пресс-конференциях на украинский язык. И делаю  это свободно, хотя воспитан в русскоязычной среде. Приятно преодолевать барьеры.

Известность учит компромиссам

 

Нужно быть компромиссным. Мир не делится  на черное и белое. В обществе известных людей – сложные характеры. Без этого невозможно делать успешный бизнес. В течение сезона мне приходится вести дела со ста партнерами разного ранга. Финансовые, технические, специальные, наградной фонд, призовой фонд, масс-медиа, подготовка церемонии, сцена, дизайн, – много всего. Каждый партнер – личность и характер. Не всегда условия подходят лучшим образом. И тогда нужно становиться компромиссным. Сейчас у меня это уже обычное состояние. А раньше я стучал кулаком по столу, в ответ мне стучали так же – нет, значит нет. Но кто выиграл? На таких принципах не договариваются. Нужно взаимное движение друг к другу. Принцип сближения позиций.

 

Нужно ли иметь связи?


У меня был какое-то время стереотип, что если надо попасть в какой-то кабинет, то в первую очередь, нужен звонок, чтобы тебя представили. А потом я полностью это изжил, сказал: не надо меня водить за ручку. Нужно быть уверенным в правильности идеи и выбранного пути. И тогда сможешь четко объяснить и убедить. Открыв дверь кабинета и увидев в глазах туман, нужно превратить этот туман в блеск. Я не строю предварительный диалог. Но я уверен, что совершенно владею темой. На любой вопрос дам ответ.

Успех случайно не приходит.

 

Любой успех достигается огромным трудом. За эти 10 лет я узнал многих системных предпринимателей страны, поверьте мне, все эти люди – трудоголики. Никто из них не сидит у синего моря, а всем их хозяйством  тем временем управляют топ-менеджеры. Я себя тоже воспитал трудоголиком. Я окунулся в конкретное дело. И вынужден был сделать это. Либо ты будешь пахать, либо твои идеи так идеями и останутся. А я люблю реализовывать собственные идеи. Если хочешь успеха – надо прилагать огромные усилия.
 


Подготовка к началу бизнеса

Становление бизнеса

Увеличение прибыли до миллиона


   

Создание сайта —
Озеров Виктор.
  Путь к миллиону Советники Форум Полезные книги Контакты

  © 2006 — 2018 Клуб Будущих Миллионеров

Все права защищены. При использовании
материалов ссылка на сайт обязательна.